Naruto: Sunset of Hope

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Sunset of Hope » Игровой раздел » Когда творишь лишь для сегодня, то вечных почестей не жди


Когда творишь лишь для сегодня, то вечных почестей не жди

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Квест №2. 3 "Когда творишь лишь для сегодня, то вечных почестей не жди"
Участники: Deidara, Uchiha Sasuke, Akasuna no Sasori (GM), Uzumaki Karin

Место действия: Логово Акатсуки
Сюжет: Едва Саске пришел в себя после того, как победил, убил своего брата, как узнал истину из уст соклановца о "правде" об Итачи. Теперь определенно Коноха не должна существовать, ее жизнь раздражает Саске, каждый вздох шиноби Скрытого Листа приносит неугасимую боль из-за того, что Учиха Итачи отдал за такое ничтожество свою жизнь, пребывая в муках своего существования. Однако какое дело до переживаний мстителя молодому подрывнику? Интересуясь, как же сопляк с ненавистным додзюцу мог победить кого-то из Акатсуки, сильного и непоколебимого, чье искусство имело наглость встать выше творений самого создателя, Дейдара отправляется к Саске. И теперь лишь сокомандник подрывника может прервать возможную битву между молодыми шиноби Акатсуки...

0

2

Едва только стоит произойти какому либо событию, слухи о нем разлетаются очень быстро. Недавно состоялся бой между Итачи и Саске, победу в котором одержал младший Учиха. Эта новость дошла и до ушей Дейдары. Нужно сказать, что слышать и серьезно воспринимать, ее было тяжело. Казалось, что это не правда. Просто чья-то глупая шутка, сплетни, не значащие ничего. Итачи просто не мог проиграть своему младшему брату, ведь он намного опытнее и сильнее. Подрывник ненавидел обоих Учих за их глаза, за те самые красные глаза, которые насмехались над его искусством и, если слова о поражении Итачи являлись правдой, то у Дейдары появилась единственная возможность доказать свою точку зрения. Взрыв – это величайшее искусство, не имеющее слабостей и недостатков, совершенное во всех смыслах. Если он сможет победить Учиху Саске, то взрыв превзойдет шаринган. Обладатели тех глаз, что он так ненавидит, будут стерты с лица земли яркой вспышкой, пылким моментом. Дейдара не смог сдержать ухмылки, предвкушая свое будущие торжество. Да, на короткий период времени, блондин был уверен в собственной, легкой  победе. Однако воспоминания из далекого прошлого стерли улыбку с лица парня. Перед ним возникла та самая картина, вспоминать которую было явно неприятно.
  Вот, юный Дейдара стоит перед членами Акатцуки: Итачи, Кисаме и Сасори. Итачи предлагает ему сразиться на условиях того, что если подрывник выиграет – «рассвет» оставят его в покое. Однако в случае поражения, блондин присоединяется к организации. Дейдара охотно соглашается, показывая людям в черных плащах некого глиняного паука. Через мгновение он летит в сторону Учихи, через пару мгновений гремит взрыв, через три секунды тело кланоубийцы обвивает глиняная многоножка. Еще секунда и подрывник мог идти по своим делам, праздновать победу. Но этого не случилось. Ненароком посмотрев в так ненавистные его глаза, Дейдара понял, что чуть было, не взорвал себя. Еще бы чуть-чуть и если бы не предупреждение Кисаме, все могло бы закончиться плачевно. Он проиграл. Он признал совершенным совсем другое искусство. Он возненавидел себя за это.
  Пришлось выполнять договор. Теперь Дейдара стоит в том самом черном плаще с красными облаками, раздумывает над недавно полученной информацией. На какой-то момент Дейдару переполнила злоба, но он был столь мимолетным, как и его искусство. Но после, на лице вновь появилась загадочная ухмылка. Решение принято. Пора готовится к визиту к Саске. Во-первых, узнать, кто он вообще такой, оценить ситуацию и наконец выяснить, мертв ли старший Учиха или же это неправда. А во-вторых, взять реванш. Победа нужна любой ценой. Конечно, чтобы победить столь сильного противника, нужно было составить хоть какой-то план, но Дейдара привык импровизировать. Он художник, а художники ничего не планируют.

Отредактировано Deidara (2013-04-07 11:02:43)

0

3

Слишком мало времени прошло, чтобы Саске успокоился. Первая волна злости на родную деревню еще не схлынула, мешая свободно дышать. Да и вряд ли доведенная до предела ненависть и темнота, которая окончательно сомкнулась в сердце Учихи, рассеятся, пока Коноха не будет стерта с лица земли. Его бесила одна только память о счастливых и беззаботных лицах жителей Листа, об их звонком смехе и полном неведении того, на чем построена их зыбкая радость. Мир, который выкупила кровью его семья, его клан. Мир, из-за которого всю жизнь страдал его брат. Мир, навсегда отнявший у него способность также весело улыбаться. И страшно само осознание того, что их жизни, его и Итачи, разрушены нарочно, отравлены с легкой руки важных коноховских чиновников. И все это ради вшивого мира, который они старательно удержали в пределах, построенных на реке крови клана Учиха. Выстраданное благополучие, разменянное на мелкие судьбы нескольких десятков людей. 
Остывшая было ненависть, принявшая форму равнодушия, вновь начала закипать и отдаваться в висках головной болью. Как они посмели вынудить Итачи поступить так? Никто из них наверняка не подумал, как это невыносимо – ребенку убивать родителей, а братьев  - друг друга, а раз так, то очень скоро им придется распрощаться со всем, что они для себя оставили. Cаске прекрасно знал, насколько это больно, он мог представить, что на самом деле чувствовал все это время его старший брат, как тяжело ему было, как невыносимо. 
Но и признать бессмысленность своего существования младший Учиха не желал. Он не хотел даже думать о том, что взращенная годами ненависть ни к чему не привела, что он впустую потратил время, скитаясь вместе с проклятым Орочимару по холодным сырым пещерам. И, конечно, родители. Смертей мамы и отца он Итачи никогда не сможет простить, хоть и понимал, что брату элементарно не предоставили выбора. Слишком страшно было видеть своими газами, как они мертвые истекают кровью. Ему снилось это почти каждую ночь: красные глаза аники, окровавленная катана в его руке и горы бездыханных тел на центральной улице.
Отныне этот сон, казалось, превратился в бесконечную череду кровавых пятен. Мертвый Итачи улыбался ему неестественной, чужой улыбкой, харкая кровью. Мертвая мать держалась за живот и говорила, что они с папой его любят. По виску мертвого отца на холодный деревянный пол медленно ползла густая темно-красная струйка. Саске просыпался по несколько раз за ночь, тяжело дыша и прикладывая ладонь к горячему лбу. И тогда в его ушах стоял звонкий смех, который он когда-то слышал на улицах Конохи и который он с бесстрашной страстью хочет искоренить.
Все пути вели в Акацуки, и если раньше цель Учихи была несколько иной, то теперь стало необходимым присоединиться к малопривлекательной группировке, ради выполнения нового плана. Единственная смерть обратилась в уничтожение целой деревни. Задача усложнилась, и в одиночку справиться с ней будет проблематично, хотя, конечно, Саске совершенно не рад перспективе быть «мальчиком на побегушках».
К счастью, встречи с членами Акацуки сводились к минимуму, нукенину больше нравилось работать в одиночку или, по крайней мере, с теми, кому он может доверять. Здесь же он не доверял никому. Поэтому мелькнувшая неподалеку светлая грива печально знакомого «коллеги» несколько удручала, еще больше выводила из себя, ведь он отлично помнил, как этот буйный подрывник отзывался о его покойном брате. И если раньше Учиха был с ним солидарен, то теперь одно лишь воспоминание об этих нелестных словах поднимало в юном гении волну гнева. Что знал этот ублюдок об Итачи? О той мучительно жизни, которую он прожил, о том невыносимо тяжелом грузе вины, который нес на плечах – как он смел судить его?
Но мести он, конечно, не заслужил. Чего бы ни говорили, а мысли не материальны, они не убивают и не причиняют боли никому, кроме того, кто их рождает, они даже не придают сил, ведь в прошлый раз Саске победил, хоть и не без труда, в этом он себе признавался.  А так как размениваться на слабых противников Учиха не намерен, то лезть на рожон не имеет смысла – это не приблизит его к желаемой цели, не даст ни одного из нужных ответов.
Жив, значит, - абсолютно никакого интереса. Он не помнил его имени и даже не досадовал на то, что победа не оказалась безоговорочной. Саске не ставил перед собой задачу убить его, просто устранил с дороги мешающийся объект, который мог его серьезно задержать.
Идеальный вариант – пройти мимо, в конце концов, он и без того тратил слишком много времени на бесполезные вещи и слишком много ошибок при этом допустил, оказался слеп перед правдой, что была далеко не так очевидна, как хотелось бы.

+2

4

Сасори Красных Песков | Akasuna no Sasori
http://s3.uploads.ru/rURNk.png


Дейдара оказался вспыльчивым малым еще во время первого визита к нему представителей организации Красной Луны. Его крики об искусстве заставляли Сасори раздражаться все сильнее и сильнее, убеждаясь, насколько глупа его молодость и как ничтожны его мысли. Однако, философствуя во время составления той или иной человеческой куклы, кукловод не мог не отметить то, что все же объединяет этих двоих – они ценят свое искусство, хоть и их взгляды постоянно расходятся. Сасори никогда не мог сдержаться от критики в сторону молодого подрывника: возможно он его своеобразно учил, а, возможно, показывал ему свое величие и превосходство.

Хоть Дейдара и был относительно новым членом организации Акатсуки, ему до сих пор не давал покоя Учиха Итачи, видимо, даже после того, как он отдал свои концы. Конечно, после разгромного поражения юного подрывника, казалось, что в его пороховое или глиняное сердце забралась то ли обида, то ли ненависть, но тот постоянно бросал ненавистные взгляды на убийцу своего клана, корча различные недовольные мины. И так было на каждом собрании, и исключений Дейдара не делал. Хоть Сасори и сам по себе не был особо дружелюбен со всеми представителями Красной Луны, предпочитая им вечное искусство кукольных дел, он все же умел анализировать и, более того, делал это лучше многих членов террористической организации. А ведь из каждого в Акатсуки вышла бы отменная кукла, выполняющая определенные функции, вечная и идеально сотворенная. Сасори все делал умеючи, поэтому знал цену своему искусству. Из Дейдары тоже получилась бы неплохая кукла, которая являлась бы примером, способным доказать то, что даже его мгновение сможет навсегда остаться под ровными изгибами человеческой куклы, и его импульсивность растворится в теплых красках вечности.

Однако сейчас Сасори не мог позволить себе и дальше размышлять над сокомандником – кукольник, как бы ему это не хотелось, был сделан нянькой. Подрывник знал, как и все другие Акатсуки, что в их рядах появились новые лица. Это был Учиха Саске, убивший мастера иллюзий, доселе являющимся одним из первых представителей Красной Луны данного состава. Кукловоду было все равно: что один, что другой – их цели не интересовали Сасори, а одно то, что этот мальчишка находился в Акатсуки хоть немного, но и подтверждало его силу. А ведь ему Учиха Итачи проиграл…  кукольник не думал, что он был настолько слаб.

Небыстро передвигаясь – у Сасори было еще уйма времени, и он знал, что не заставит никого ждать, - кукольник направлялся в покои юного новичка. Нукэнин из Сунагакуре знал как никто другой, что Дейдара явится к этому мальчишке, подвергнув испытанию свою ненависть и искусство. По пути он даже его не заметил… очевидно, тот либо все еще раздумывал, либо уже находился в комнате названного мстителя. Второе было правдоподобнее первого, но Сасори, к своей странности, так и не прибавил ходу. Вмешиваться в юношеские разборки ему не хотелось, но унять пыл подрывника стоило, и он как раз успеет к самому началу.

- По-твоему, это является проверкой твоих взрывов, а, Дейдара? – низкий и тяжелый колос прокатился по помещению, прерывая нависшую тяжелую тишину – вечную гостью каждого уголка, в котором находились Акатсуки. Оказавшись недалеко от Дейдары и Саске, кукловод до сих пор не смерил взглядом юного Учиху. Скорпионий хвост ровно держался позади Сасори, угрожающе смотрел на того, к кому обращался мастер, только что не капал ядом. – Так вот он, Учиха Саске…

0

5

Что же такое настоящие искусство? Что оно из себя представляет и чем является на самом деле? У каждого человека, не зависимо от его образа жизни, сложатся разные, совершенно непохожие друг на друга, мнения по поводу этих вопроса. Кто-то считает истинным искусством живопись, кто-то архитектуру, кто-то налюбоваться не может боевыми искусствами. Ну, а кто то вообще не признает ничего артистичного, зацикливается на чем-то простом и совершенно не вызывающем никаких чувств. Но ведь даже это можно признать шедевром. У каждого свои внутренние идеалы, а значит и свои мысли о прекрасном. В общем своем значении, искусство - это совокупность интересов человека, его внутреннего мири, характера и многих других личностных качеств. Искусство может быть признанным или же нет, но даже в последнем случае оно все равно остается искусством. Жаль только, не все на свете понимают, как важно считаться с чужим мнением и признавать чужие интересы и взгляды на жизнь. К таким людям, как раз относиться помешанный на бомбах Дейдара. Блондин же всегда восхищался силой и красотой взрыва, считал пылкий момент - истинным и непревзойденным искусством. Почти непревзойденным. Когда-то, старший Учиха смог обставить его, дал понять, что шаринган намного сильнее творений подрывника. Все это время, Дейдара старался улучшить свои техники, найти вдохновение и усовершенствовать свои шедевры. И сейчас ему предоставилась такая возможность, о которой он даже не мечтал. Пускай, Итачи возможно и мертв, но остался еще один носитель, так ненавистного взрывнику, шарингана. И он совсем рядом. Казалось, что для достижения своей цели, блондину осталось всего ничего - убить Учиху Саске. Однако, все было не так просто.
- Проверкой? - переспросил подрывник, на вопрос поставленный кукловодом, Господин Сасори, мои взрывы в проверке ну нуждаются. Я и так знаю, что они совершенны, а это - всего лишь возможность доказать все вам и всему миру в целом, хм.
В голосе подрывника явно слышался азарт и предвкушение грядущего боя. А быть может и победы, признания и наконец, уважения к его мимолетному искусству.  Может быть, Дейдара был слишком самоуверен, но что поделать, таков уж его характер. Блондин понял, что его слова могли задеть Сасори и опять начнутся споры. Подрывник всегда уважал и ценил своего напарника, однако, тот тоже будучи творцов, не разделял мнение подрывника насчет истинного искусства. Из-за полной противоположности идеалов, напарники часто спорили, однако эти выяснения отношений никчему не приводили. Каждый оставался при своем мнении, со своими идеями и мыслями. "А ведь если я сейчас одержу победу, то Сасори-но-Данна наконец поймет, что же такое истинное искусство."
Дейдаре, можно сказать, нравилось отстаивать свою точку зрения, но вот на данный момент спорить не хотелось. Блондин желал доказать свою правоту на деле, а то, что все может произойти на глазах у Скорпиона, только подзадоривало его.

Отредактировано Deidara (2013-04-22 08:20:16)

0

6

Всякое спокойствие имеет свой предел. В определенных ситуациях Учиха Саске – мастер равнодушия, и если не дергать за определенные, временем натянутые нити, то на его красивом лице не появится ровно ни одной эмоции. Но понятие личного пространства для него – по-своему святыня, каждый сантиметр которой стоит весьма дорого, ему так вольготнее, глубже дышится. Когда кто-либо переступает жирно обведенную черту, то Саске это нервирует.
- Что вам здесь нужно? – сначала он, конечно, вежливо поинтересуется, но не дай бог, ответ его не устроит, потому что чужие – это не только члены новой для него группировки. Чужие – это все, и никого из них Учиха не подпустит к себе даже на всю длину его излюбленной катаны. С другой стороны, с этими людьми многие годы работал его брат, он ушел к столь нелицеприятным ублюдкам из-за необходимости, из-за того, что у него не было и не могло быть иного пути, Коноха отобрала у него дом, семью, самого себя. Тоже самое она отобрала и у Саске, за что он ненавидел, проклинал ее каждую минуту, каждым вздохом, показывая, что он все еще жив и готов отомстить.
Ненависть – единственное чувство, неподвластное забвению. Он не собирается отступать, не собирается никого прощать и хоронить в себе ту невыносимую боль, которой он расплатился ради каждого жителя Конохи. Пора собирать долги, взывая тем самым к справедливости. У него не осталось ничего, чем можно пожертвовать, и ничего, чем можно жить дальше. Осознание потери никогда не придет к тому, кто изначально был обречен на безродье, непонимание и оглушительную тоску. Здесь не к чему привыкать, незачем подавлять в себе сухие приступы кашля, крепче сжимая ладони. Саске же мучительно трудно было забыть молочный запах материнских рук, редкие похвалы отца и всегда ровное сердцебиение Итачи. Он не смог смириться с оживающим миром без них, и все, что ему оставалось – это мстить. Убивать. Чувствовать соленый запах крови на руках. 

Учиха смотрит выжидательно, совсем как хищник, готовящийся к прыжку. Глаза остаются черными, непроглядными, как сама ночь, кажется, он и вовсе перестал моргать, только смотрит затаенно, словно любой взгляд в сторону может его убить. Впрочем, чем черт не шутит.
А это еще кто такой? – спутника блондина Саске видит впервые и поэтому не спешит. Не то чтобы новоприбывший член Акацки был ему интересен, его вообще мало что волновало, помимо собственных целей, но раз уж его дергают по каким-то пустякам, наивно полагая, что он будет слушать кого-то, можно и присмотреться. С первого же взгляда ясно, что напарник Дейдары – темная лошадка. Судя по перепалке между ними, он опытнее, старше и, вполне вероятно, сильнее, а это может значить лишь одно – его ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов. По крайней мере до того момента, пока незваные гости не ушли.
Выжидательному взгляду приходит конец, и Учиха отворачивается, тем самым показывая отсутствие интереса и уважения. Его вопрос был до смешного штатным, молодому нукенину нужно всего лишь выявить потребность и дождаться скоропостижного ухода из выделенных лично ему покоев.
Саске откидывает голову назад, больно упираясь шеей в промозглую каменную спинку, и прикрывает глаза, чтобы просто не видеть этот грязный серый потолок – напоминание о еще далеко не пройденном этапе. Помимо мести за брата и клан, его волнует еще одна крохотная деталь – организация Акацки, частью которой являются и нанесшая ему визит пара шиноби. Слухов о ней распространяется ничтожно мало в любом селении, вне зависимости от лояльности и пристрастий. Нукенина Скрытого Листа это откровенно злит: он начинает терять уверенность в себе и задуманном, постоянно рыщет в воспоминаниях в надежде отыскать непонятную для него причину, по которой Итачи вырезал весь клан, а его оставил в живых, но не находит ни одной нити, способной привести к разгадке.
В конце концов, ему хочется покончить со всем этим как можно скорее. 
Однако слишком много времени команда Хэби проводит здесь, в убежище преступной группировки, вынашивая планы и оценивая сложившиеся обстоятельства, и каждый день, оттягивающий безудержно-желанную встречу с ублюдочными коноховскими чиновниками, становится очередным порогом замкнутости Саске. Он все реже выходит на контакт с сокомандниками, отдавая им сухие лаконичные приказы, которые по большей части касаютя разведки, а все выпавшие на его долю мучительно-свободные часы Учиха проводит в одиночестве, погружаясь в меланхолию или оттачивая мастерство.
Черные ресницы трепещут и вновь дают возможность увидеть темные выразительные глаза. Вопреки ожиданиям, перед Саске вновь вырастает та же бархатная мгла, да узкая полоска света, бегущая от дверной щели. Надоело. Чертовски надоело мучиться догадками, просыпаться среди ночи, отчаянно цепляясь за край импровизированной кровати, надоело сидеть здесь и ждать, бессмысленно надеясь, что кто-нибудь сам придет за отмщением. 

Что я вообще делал все это время? - Саске до хруста сжимает кулаки. Ему противно это место, что словно яд вытягивает из него силы и уверенность в правильности собственных поступков. Все, чего хочется, все, чем заняты мятежные мысли – месть – пламенное порождение ненависти, от которой необходимо избавиться, оставив внутри себя зияющую пустоту. 
И он знает, лучше кого-либо знает, что для этого нужно сделать.

0

7

Сасори Красных Песков | Akasuna no Sasori
http://s3.uploads.ru/rURNk.png


Сасори перевел неторопливый взгляд на подрывника. Ему, видимо, было мало присутствия когда-то в организации Учихи Итачи, так когда тот оставил Акатсуки, Дейдара незамедлительно переметнулся враждовать с его братом. Этот малец точит зубы на проклятый клан, словно когда-то в детстве у него отобрали важную игрушку, и теперь он должен злиться на тех, кто это сделал. Сасори никогда не понимал подобного, он никогда не пытался так отчаянно кому-то что-то доказать, особенно если этот «кто-то» является представителем клана Учиха. Так уж сложилось, в родном селении кукольника считали настоящем гением, и это даже признавала мертвая бабка Чие. Интересно, какими словечками она поминала своего внука, когда еще была жива…

- Что вам здесь нужно? – Скорпионий хвост на мгновение замер, переставая извиваться, но сам Сасори никак не отреагировал на этот вопрос. Оно и было понятно – как раз в стиле кукольника, до ушей которого дошло упоминание о взрывах и совершенстве. Какая глупость. Видимо, юность парнишки не дает ему трезво смотреть на искусство этого мира, созданное быть долговечным, способным втираться в память людей и не исчезать никогда. По привычке Сасори пытался поставить молодого подрывника на путь истинный, иной раз подтверждая свои слова простой, но весьма неудобной для собеседника атакой, но твердолобый террорист ловко избегал травм, почему до сих пор остался жив и, собственно, состоял в Акатсуки.

- Ты считаешь, что это – совершенно? – небрежно бросил кукольник, уставившись тяжелым взглядом в глаза Дейдары. О, как он ошибался, впрочем, как и всегда. Подрывник был похож на маленького ребенка, который, выучив одну букву алфавита, повторяет ее до изнеможения, и не старается довести до идеала, а лишь надоедает окружающим. – То, что не является долговечным не может называться совершенным, и в этом весь смысл искусства.

Сасори не было дела до юных нукэнинов, но, получив приказ угомонить сокомандника, он не стал перечить. Разносить все в пух и прах было излюбленным занятием Дейдары, а раз лидер не хотел лишних жертв, то стоило указать подрывнику на его законное место, которое было далеко не в покоях мстителя Учиха. А тем временем новичок провоцировал первого гостя, возможно, неосознанно, но, зная нрав Дейдары, беседу с Сасори ему пришлось бы отложить. Влезать в разборки желания и вовсе не было, ведь, с другой стороны, гибель одного из участников возможного сражения была бы на руку кукольнику. Высокомерие Учих всегда немного досаждало даже Сасори, а если заполучить в свою коллекцию куклу настолько интересную, ее можно будет снабдить чем-то более интересным, что не было ни в одной из марионеток нукэнина Скрытого Песка.

0

8

Нет ничего лучше, чем скрываться в мрачной пещере. Одна обстановка, чего же стоит она? Вид пустых стен с которых капает чёрный липкий страх, тусклый свет и странные... люди? Хотя бы картину повесили что ли. Такое окружение не понравится никому, кто хотя бы тесно связан с нормальным разумом — именно на этой ноте появляется заветное неизвестное чувство о котором нечего больше сказать.

высоко там, где
сбылась твоя мечта.
ты взлетел выше звёзд
и упал в океан. ©

Чёрный принц. Открыт и уязвим для очередных больных пристрастий с её стороны. Но нет. Сейчас это будет слишком неправильно. Нельзя сделать ни шагу к заветному, словно вокруг рассыпано битое стекло. Всё изменилось. Что она сейчас могла, так это смотреть со стороны на его тяжёлый и безразличный ко всему взгляд. Что-то произошло, вероятно некоторые вещи навсегда потеряют смысл. Его действия, его отношение ко всему, всё пропитано холодом. Её дрожащий взгляд, словно рябь на воде. Хочется быть ближе, но сложно разрушить в себе утомляющую мысль, что она для него самая обычная игрушка — временами может оказаться полезной. Достигая цели, в тебе пропадает огонь, прошлая жизнь кажется всего лишь игрой. Почему это так бессмысленно для Саске? В определённый отрезок времени ей показалось, что прошлое исчезнет, холодный страх навсегда пропадёт. От смерти стало лишь хуже. Теперь он собирает осколки правильной мечты, но что же может она? Путаться под ногами, нет. Ему никто не нужен, всего лишь желание быть одному. Уверенными шагами она подойдёт к краю, прежде чем попытается уйти. Как же глупо следовать тенью, забывать о жизни ради мечты. Оба связаны против чужого желания. Он никогда не станет ближе, никогда не откроет свои чувства. Жизнь представляет пустой отрезок времени, а желания и мечты всего лишь ложь. Никогда не получиться согреть себя прикасаясь ко льду. Так почему же она не убегает? Слишком значим, да и кто в итоге упустит такой шанс? Карин не из тех, кто бросит всё ради одного несчастного случая. Можно попытаться повторить вновь и вновь, когда в глазах постоянно появляется знакомая до безумия личность.
Падающие тени тихо расплавились в тёмном отражении пещеры. Кто-то спешил, кто-то чужой. Обеспокоенно подняв голову, она решила узнать гостей по чакре, но необходимо ли это, когда они так близко? Будь они двумя прихвостнями из команды Саске, то не обошлось бы без дурацких подозрений и глупого едкого голоса, чей осадок надолго останется в памяти. Тут было что-то другое, что сразу обеспокоило, схватило за горло. В окружении этих странных плащей хорошего ничего не жди. Ходили слухи, что сам Орочимару состоял в этой организации, но в итоге покинул её. Но зачем ему было скрываться от бывших напарников? Шиноби с его возможностями может легко стереть в порошок не званных гостей. Но почему?... Времени на дурацкие рассуждения не нашлось. Тонкие пальцы прикоснулись к оправе очков. Приближающиеся шаги переливались со странными шумными звуками, будто кто-то специально проводил ногтями по твёрдым стенам. Взгляд обеспокоенно всматривался в чёрную плоть пещеры, но не остался без ответа. Две фигуры появились словно из неоткуда. Что им тут нужно? Да и есть тут чёрт возьми место, где можно укрыться от этих странных... людей? На один шаг ближе, ещё на щаг к Саске. Пытаться спрятаться за ним будет самым верным и безопасным вариантом. О, сколько же ноток безумия последует за этим? Ни одной. Все желания и мечты разрушил тяжёлый голос. Он же заставил Карин судорожно поправлять съехавшие очки. И это вообще ненормально. Как тут можно оставаться, когда вокруг бродят маньяки в плащах? От одного их голоса становиться жутковато, в добавок они находятся в одном помещении с тобой. Безумие. Однако им также жизненно необходим Учиха. Вот уж и нет, так просто никто не получит ценный и редкий экземпляр. - Что вам н-нужно от Саске!?.. - несмелый шаг, но чувства были как всегда выше всего. Она не собиралась ни с кем делить, что принадлежит ей и только ей одной. Хотя о сказанном пожалеть пришлось, кто знает что на уме у этих ...?

Отредактировано Uzumaki Karin (2013-05-15 18:58:36)

+1

9

Стоит только задеть вопрос искусства, так у Дейдары и его напарника все начиналось и шло по одному и тому же сценарию. Каждый раз, на протяжении довольно длительного времени, однообразно, но почему-то интересно. Дейдаре всегда нравились эти споры, нравились тем, что каждое такое разногласие давало блондину возможность показать себя, продемонстрировать всю красоту и прелесть своего искусства, отстаивать свою точку зрения. Конечно, Сасори ее не разделял, точно так-же, как и Дейдара в упор не видел ничего прекрасного в марионетках мастера. Что-же, для каждого свои идеалы. Что-бы твою точку зрения разделили, нужно доказать, что она единственно-правильная.
- Есть ли смыл спорить, Сасори но Данна, - произнес взрывник, гордо задрав голову, - Сейчас вы сами все увидите и поймете, что ошибаетесь. Истинное искусство цветет лишь мгновение, а после исчезает в никуда, да. А ваши куклы, всеги лишь оружие и ничего больше. В них нет ничего, что могло бы называться прекрасным.
Слова сейчас ничего не значили. Были пустыми звуками, нарушающую зловещую тишину логова преступной организации. Сегодня, Дейдара точно, во что-бы-то не стало, взмет реванш. Когда то он проиграл Итачи, восхитился его иллюзией, возненавидел себя за это и поставил перед собой цель - доказать себе, что так ненавистные ему глаза не так совершенны, как техники подрывника - истинное и непревзойденное искусство. Присутствие кукольника только добавляло масла в огонь - ведь если взрывник победит, то Сасори ничего не останется, как признать поражение в бесконечном споре, по поводу очевидного.
- Что вам здесь нужно? - холодный, ненавистный голос, от которого в жилах молодого подрывника закипает кровь. "Сам-то как думаешь, щенок." Дейдара фыркнул.
- Что нужно? Я слышал, что тебе удалось убить самого Итачи, - секундная пауза, наблюдение за реакцией будущего противника, - вот мне бы хотелось узнать, так ли ты хорош на самом деле. Иными словами, Учиха Саске, я вызываю тебя на бой. Только ты и я, без посторонний помощи.
На слове "без", блондин кинул взгляд в сторону красноволосой девчонки. Конечно, церемонится с Учихой подрывник не собирался. При отрицательном ответе он все равно атакует, не оставляя Саске выбора. Легким движением, подрывник расстегнул плащ и запустил руку в сумку с глиной. Рот на правой руке уже пережевывал глину, смешивая ее с чакрой С1.

+1

10

Холод стен приводил в чувство и не позволял полностью погрузиться в депрессию. Если бы Саске позволил себе такую слабость, то потерял бы контроль.Он итак понимал, что в последнее время слишком много проявлял свои эмоции, что было непозволительно, а сейчас, когда ему открыли глаза на всю историю с Итачи, нужно было держать себя в руках. Конечно, ему хотелось сорваться с места, направиться в Скрытый Лист и уничтожить каждого, кто был хоть как-то причастен к этому ужасному заговору против клана, против его брата. Но сейчас, все что у него есть, это время, чтобы обдумать свои действия и эти холодные стены вокруг, которые сковывают и надают нормально дышать. После боя с Итачи, Саске нужно восстановить силы и в этом ему помогает Карин. Где шляются Суйгецу и Джуго он не знал, у этих двоих свои причуды. Не смотря на это, я хочу взять их с собой. Джуго будет не против, в этом я уверен, а вот насчет Суйгецу я сомневаюсь. Он опять будет ныть всю дорогу, а это плохо действует на Карин.
Тишину прервали два шиноби, шаги которых Учиха младший услышал до того, как они оказались перед ним. Комическая картина - худощавый блондин с звонким голосом и огромного размера шиноби с грубым голосом, лицо которого скрыто за маской. Они были явной противоположностью друг друга. Странно, как они вообще оказались в паре в Акатсуки. Опять это имя, одно лишь воспоминание об Итачи заставляет Мстителя содрогаться. Эта чертова деревня поплатится за то, что запятнали имя моего брата и нашего клана!
Приоткрыв глаза, Учиха младший кинул мимолетный взгляд на того, кто осмелился вспомнить имя его брата. И хотя его слова выставляли Итачи в хорошем свете, тон речи блондина явно был недоброжелательным. Уловить сарказм в его словах тоже было несложно. Опять прикрыв глаза, Саске на секунду представил образ своего брата, таким, каким он помнил его еще будучи ребенком. Этого хватило для того, чтобы злость внутри него достигла апогеи. Этот назойливый блондин будет отличной возможностью отвлечься и испытать мою новую силу.
- Карин. Голос звучал уверенно и настойчиво, с нотой команды. - Иди найди Суйгецу и Джуго. Когда я закончу с этим, мы выступаем на Коноху. Зная характер Карин, Саске был готов к тому, что никуда она не уйдет, но если ей хватает ума, она отойдет в сторону. На этот раз, когда он открыл глаза, их цвет был не привычно черным, а ярко-красным. Переместившись за спину противнику, на расстояние в три-четыре метра, парень сложил печати, после чего приставил ко рту руку.- Katon: Gouryuuka no Jutsu!

Katon: Gouryuuka no Jutsu

Katon: Gouryuuka no Jutsu - сложив печати, использующий преобразовывает воздух в легких в длинный, мощный поток огня, которые принимает форму дракона. Такая техника сметает все на своем пути, имеет высокую температуру, достаточную чтобы создать в небе грозовые тучи. Ранг В

Несколько секунд хватило на то, чтобы из воздуха, который Саске выдохнул, сформировать большого дракона, размером во многом превышающего его самого. Огненный зверь направился сразу в двух членов Акатсуки. По привычке, Учиха положил руку на рукоять Кусанаги.

0

11

Сасори Красных Песков | Akasuna no Sasori
http://s3.uploads.ru/rURNk.png


- Что ты сказал? – повышая голос, произнес Сасори, ядовито посмотрев на Дейдару. Мальчишка, да что он вообще может понимать в искусстве, созданном быть долговечным и прекрасным. Искусство и время идут рука об руку, а кто пренебрегает подобным, не способен создавать истинные творения. Скорпионий хвост позади кукольника угрожающе рисовал в воздухе непонятные символы, и глупо было бы со стороны Дейдары предположить, что этот разговор Сасори так и оставит, как глупо было предположить самому мастеру марионеток о том, что подрывник будет бросать свои слова на ветер. Нукэнин Скрытого Песка прекрасно знал, что Дейдаре не нужна красноволосая девчонка из команды Учихи, ему нужен сам Саске, и эти счеты то с одним представителем проклятого клана, то с другим, казались Сасори глупыми и неоправданными. – Ты бы лучше тратил время, чтобы понять весь смысл истинного искусства, а не вызывал самодовольных мальчишек на бой.

Однако Сасори явно переоценил новоиспеченного представителя Акатсуки, считая его более-менее сдержанным и далеко не глупым. Кукловод полагал, что брат Итачи и должен вести себя соответствующе, но все было совсем не так, как он себе представлял. Саске, не желая сдерживать свою силу, атаковал раньше самого Дейдары, беспечно вызвавшим его на бой. Учиха уже скрылся из виду, и мастер марионеток уже предположил, какую технику сделает сам, чтобы увернуться от предсказуемой атаки.
Огненный дракон? Вот это было не настолько предсказуемо, но план Сасори, использовать технику замены, сработал уверенно. Оказавшись вне радиусе дзюцу Катона, кукольник даже успел заметить, что юный Учиха, оказывается, не такой слабак, но все же его мастерство использования техник отличается от того же Итачи. Интересно, кланоубийца действительно мертв и смог ли этот мальчишка собственными силами прервать жизнь одному из первых представителей Красной Луны.

- В Конохе находится Девятихвостый, полагаю, теперь работа Итачи упала на твои плечи, - сколько бы не было ненависти, вложенной в слова об атаке на селение, только опытный боец мог напасть на одну из Пяти Великих Деревень. Сасори знал, что Учиха являются вымершим достоянием Скрытого Тумана, но теперь они все стали предателями, точнее, последний из живых представителей этого проклятого клана. Однако, по имеющийся информации, после смерти Итачи Лидер Акатсуки не оставался в стороне, из чего очевидным может показаться желание самого Пейна совершить нападение на селение и забрать у Конохи Девятихвостого. Почему он тогда не урезонил Саске?..

+1

12

Ещё одна ошибка и начнётся паника. Как же глупо верить в хорошее, когда вокруг столько отталкивающих лиц? Слепое согласие не будет оправдано, так почему бы ей не убежать? Нельзя. Что-то держит. Такое неощутимое и пустое, спрятанное под коркой льда. А внутри осадок смешанных чувств, из-за которых она не знает, что нужно делать. Жизнь важна? Да, но жизнь Учихи заметно перевешивает чашу весов. Смешно и грустно. Страшно и волнующе одновременно. Трудно сделать шаг, словно Карин совсем никогда не могла ходить. Остаться беспомощной очень больно, но боль усилится, если она останется в одиночестве. Её чувства могут принадлежать единственному человеку. И что же с ней случится, если сейчас она его потеряет? Немое будущее ожидает, и конечно больные воспоминания, заставят упасть на разбитые колени. Выход? Ну уж нет. Пусть эти двое проваливают, убираются, да как будет угодно. Только почему-то герой так и не может вырваться наружу с громким потоком слов и победных обещаний. Остаётся лишь судорожно находиться на месте. Может уйдут сами?
Саске... Что же...
Взгляд. Даже он не желает терять драгоценного Учиху. Время исчезало, таяло следом за громкими словами о сражении. Нет, она действительно не могла это слушать и вспоминать о способностях шиноби в тёмных плащах. Логичнее всего сказать себе, что слухи способны лгать, но... Что если нет и Саске окажется... Как же ужасно. Этого не должно было случиться, ну зачем? Её даже никто не слышит, вот же наглость. Так и хочется обратить на себя внимание каким-нибудь вызывающим словом. Всё же им повезло, что они Акацуки, так что в целях собственной безопасности лучше промолчать. Но не долго. Часто теряться в собственных чувствах и словах — это совсем не похоже на неё. Плохая ситуация, плохая роль. Чувствовать себя лишней очень обидно для того, чтобы это принять. Ошибочно будет уйти, а глупо остаться. Так что же ей делать? Повторяется лишь одно неизвестное чувство, которое ловит в клетку с прочными железными линиями. Больше не было надежды на логичный финал. Судорожно выдохнув она попыталась сделать шаг, но как оказалось совсем в ненужный момент.
Голос чёрного принца прозвучал слишком холодно и тяжело, чтобы это было неправдой. Произнести её имя, обратиться к ней... Что может быть лучше в такой непонятный момент? Даже больше и слова Учихи превратились в глоток воздуха, заставили почувствовать и ощутить собственные признаки жизни. Как жаль, что подобное случается крайне редко и приходиться скрывать собственные чувства от любознательности человеческих глаз. Она совсем не такая как о ней можно подумать. Вот ещё, радоваться тому, что назвали её имя. Как же это неправильно и ложно, господа. Ей не нужно внимание, да ей совсем никто не нужен. Одной лучше и простите, что это так. Но кроме этого речь затронула будущие планы, которые не могли вызвать у Карин совсем никакого интереса. Сначала нужно где-то укрыться, но где? - Я думаю... Я поняла... - дрожащие губы не смогли произнести совсем ничего внятного. Она была похожа на обездвиженную куклу, не способную сделать ни шагу по собственному желанию. Но если он обратился к ней, значит она нужна ему, значит всё ещё есть живая надежда. К счастью это был кусочек тепла, но слишком мал.
Теперь нужно постараться уйти, скрыться. Она окажется рядом, будет поддерживать так необходимого ей Учиху. Шанс. Немного решительности, чтобы сделать несколько шагов в сторону. И почему это так трудно? Бежать некуда, словно вокруг был сложный лабиринт. Остаётся лишь забиться в тёмном углу и молча смотреть за исходом сражения. Выхода нет, она не позволит себе оставить Саске, а эти двое прихвостней и сами дорогу найдут. К сожалению, рассматривать одно лишь желание совсем беспомощно, оно ничего не сможет решить. Искать, искать. Ещё несколько шагов в неизвестном направлении и ещё дальше от начавшейся битвы. Можно лишь наблюдать, да и что она может? Да и что вообще Саске в ней увидел? Не важно. Главное что увидел.

+1

13

Расстегнутый плащ, руки в напоясных сумках, рты пережевывают глину, глаза горят азартом. Впервые в жизни блондин проигнорировал слова напарника, первым прервал спор по такой наболевшей теме искусства. Конечно, это был далеко не конец. Глупо было даже думать о том, что кукловод оставит эту тему в покое. Скорпион красного песка даже и не думал уступать блондину, а последний в свою очередь, не собирался сдаваться и продолжал отстаивать только свою точку зрения. Упертость - второе имя подрывника и это знали все, кто хоть как то был с ним знаком. А что это значит? А значит это то, что оба напарника вернутся к этой теме позже. И, даже тогда, этот вопрос не будет решен. Споры будут возобновляться, проходить снова и снова, пока эту пару не разлучит смерть или же другие обстоятельства. И ведь даже после этого, решения так и не будет найдено.
Сасори превысил голос, скорпионий хвост угрожающе шевелился за спиной кукольника, но он ничуть не испугал Дейдару. Парень даже не посмотрел на партнера, все мысли были о последнем представителе клана Учиха, о величии взрыва, о ненавистном проклятом доджуцу, что отбирают у других возможность восторгаться красотой тем пылких мгновений, на которых основана вся жизнь террориста.
Именно сейчас, Блондину предоставилась уникальная возможность. Уничтожить так ненавистного ему мальчишку, растереть в порошок то, что когда-то Дейдара по собственной глупости поставил выше своих творений, нанести последний удар и окончательно добить клан Учиха. Сейчас он просто обязан заставить Саске расплатится за то, что когда-то взял у Дейдары старший Учиха. А именно, часть веры в то, что взрыв - есть величайшее, непревзойденное и самое, что не-наесть настоящие искусство.
"Наконец, мое искусство восторжествует..." Сейчас нужно выложится на полную. Цель этого боя, не только превзойти шаринган, но и показать мастеру всю истинную красоту взрыва. Доказать кукольнику то, что сказал минуту назад: Истинное искусство, это то, что существует мгновение. А все те куклы, что пылятся в свитках Данны - нет ничего такого, что достойно было называться прекрасным.
Дейдара сглотнул слюну и в тоже мгновение сорвался с места, взмывая в прыжке. Огненный дракон Саске прошел в считанных миллиметрах от ног подрывника. Рот на правой руке быстро выплюнул глиняную фигурку: небольшого кузнечика, который тут же прыгнул на плечо соперника.
- Катц!

С1

С1 - Дейдара создает из глины небольшие фигурки разнообразной формы (в основном это животные: птицы, рыбки, пауки и т.д.) Они взрываются при команде "катцу". Мощность взрыва небольшая, объем зависит от количества вложенной чакры. Так же фигурки могут быть увеличены в размере и использоваться как транспортное средство.

Чакра была вложена в минимальном размере, как раз для того, что-бы задеть Учиху и не разрушить стены логова.
Сейчас, взгляд подрывника был направлен на постепенно растворяющееся облака дыма.

Отредактировано Deidara (2013-06-10 19:27:56)

0

14

Учиха Саске | Uchiha Sasuke
http://s3.uploads.ru/Uv51Y.jpg

Она не послушала, не послушала как всегда. Да Саске до этого не было никакого дела. По крайней мере в стенах ныне пустующей Деревни Звука эта девчонка была одной из тех, кто мог помочь Учихе в достижении своей цели, и раз ее характер не позволял юному мстителю следовать по своему пути, он может сделать это без сенсора.

В таком состоянии невольно забываешь о том, что когда-то являлось тяжелым и назойливым – о постоянных спорах Суйгетсу и вспыльчивой Карин. Саске стремился к тишине, а вместо этого получил слишком громкого представителя преступной организации и его странного партнера, доселе неизвестно зачем пришедшего. Плюс к этой паре недоразумений добавилась и сенсор из команды Учихи, не пожелавшая оставить мстителя одного. Старожилы Акатсуки сначала твердили о своем, будто им чужды были иные места для беседы, и Саске не мог ждать слишком долго – ему некогда рассиживаться здесь, в убежище, когда эта ненавистная Коноха, предавшая Итачи,, обрекшая его на судьбу убийцы, переживает солнечные дни этого времени года. Скрытому Листу нужна ночь, постоянный сумрак, способный окутать каждого жителя ненавистной деревни в ту смесь чувств и страданий, которую пережил клан Учиха, которую с тяжестью нес Итачи.

Когда глиняная фигурка активно опустилась на плечо Саске, была использовала одна из применяемых техник Учихи. Чидори Нагаши – техника, которая служила как защита, так и атака. Юный мститель планировал еще до использования странной способности блондина, заставить его убраться отсюда вместе со своим партнером. Сейчас меньше всего хотелось шума, если это не являлось постоянно мелькающим желанием уничтожить верхушку Конохи, которая сменилась еще во время пребывания Саске в скрытом Листе.

- Ты мешаешь, Карин. Если не собираешься уходить,  не попадайся под руку, - безучастно порекомендовал Учиха куноичи, видимо, забившейся где-то в углу. Молнии, заряженные чаркой Саске, незамедлительно прокатились по помещению яркими потоками с характерным звуком, не причиняя мстителю никакого вреда. Послушные вспышки не дошли лишь до того места, где по мнению юного Учихи находилась красноволосая куноичи. Саске не хотел давать блондину и дальше творить здесь все, что ему будет угодно. Мстителю от этого было противно. У него совершенно другие интересы.

Не упуская их виду обоих противников, Саске внимательно следил за их действиями. Проигрывать не было в планах темноволосого нукэнина, но и принимать поражение блондин явно не хотел, а его крикливость и активность невольно напомнила Учихе что-то знакомое, знакомое до невозможного, к чему нельзя вернуться и не хотелось больше всего. С новой волной подступало желание показать никчемность подобных, по крайней мере им не победить Саске. Не сейчас. Никогда.

- Девятихвостый? – с иронией переспросил парень, прогоняя назойливые мысли. Это было работой Итачи? Итачи действительно хотел этого? Тогда понятно, зачем ему нужен был Наруто тогда, все вставало на свои места. Однако Саске собирался лишь использовать Акатсуки для собственной выгоды, и лишь поэтому и вступил в ряды террористической организации и надел этот уродливый плащ с кроваво-красными облаками. – Мне нет дела до вашей погони за хвостатыми, я здесь ради своей цели.

Отредактировано Game Master (2013-06-17 19:32:01)

0

15

Сасори Красных Песков | Akasuna no Sasori
http://s3.uploads.ru/rURNk.png


Этот Дейдара, самодовольный мальчишка, что он о себе возомнил. Даже не взглянув на своего партнера, ответил на атаку Саске созданием своих так называемых творений, которые были ужасны и отвратительны, по сравнению с истинным искусством, о котором Сасори мог твердить везде и всегда. За некоторыми из этих споров нукэнин Красного Песка в качестве бонуса-выигрыша получал пополнение в своей коллекции, дополнял новинку новой партией созданного уникального яда, который никогда не повторялся в своем составе, снабжал оружием, зачастую применяющим сенбоны со смазанными наконечниками, укреплял защиту. Это было великолепно. Это и звалось живой марионеткой, способной сделать все, что велит ее творец. Доказательством являлось то, что некогда Сасори захватил целую страну, используя свою армию кукол, таких разных, но поголовно являющихся грандиозной и шедевральной работой истинного мастера! Это звалось настоящим талантом – творением непревзойденного гения. И если бы бабулька Чие была жива, даже она бы не смогла посоревноваться с таким способным мастером, не смотря на то, что сама когда-то являлась его учителем. Это то, что зовется превосходством и бывает тогда, когда ученик превосходит своего учителя. Скрытый Песок наивно полагал, что живые куклы – аморальное творение, они ничего в этом не смыслят. Что они скажут, узнав, в чьих руках находится некогда потерянный Казекаге?

Но сейчас Сасори не желал показывать свое искусство, ему нужно лишь предотвратить лишние жертвы. Лидер приказал? А ведь это лишило кукольника пополнения коллекции, но пока еще нукэнин не решил с кого будет спрос.

Наблюдая за тем, как глиняное нечто опускается на выскочку из клана Учихи, Саске не замедлил с атакой, и Сасори снова оставалось лишь уклоняться. Техникой заменой здесь было не отделаться, посему помочь могла лишь самая прочная часть Хируко – щит, способный выдержать любую атаку, и даже если стихия молнии была способна обойти это препятствие, дойти до кукольника она могла лишь с подавляющей скоростью и силой. Но тело Сасори ничего не чувствует, но хоть и плотный материал первой любимой марионетки был преодолен, до самого нукэнина дошли лишь слабые потоки, не способные нанести живой части, единственной живой в этой груде деревянных изделий, существенного вреда.

Открыв рот, Хируко пустил в Учиху пару десятков сенбонов, смазанных ядом. Если же Саске не сможет уклониться или блокировать настолько простую, но достаточно опасную и скоростную атаку, смысл его пребывания в Акатсуки сводится на нет, и Сасори бы охотнее сделал марионетку из Итачи, нежели из его младшего брата.

- Даже твои подчиненные тебя не слушают, свою бесполезность ты оправдываешь собственной целью? – проскрипел кукольник, даже не пытаясь угрожать юному мстителю. Каждый в Акатсуки выполнял свои цели, но организация требовала отдачи, посему поимка хвостатых выглядела как отвлечение. Вспомнив о том, как подрывник желает превзойти всех и вся в организации, Сасори продолжил. – Дейдара, угомонись. Если ему не интересен Девятихвостый, биджу Конохи могу взять я, раз Однохвостого ты записал на себя.

0

16

Сложная ситуация, которая не позволит быть рядом — так знакомо. Всегда найдётся оправдание, которое оставит её позади, пусть и на пару шагов. И что же, очередное совпадение или нужно оставить его?

Сотни раз, держаться за пустые мечты становится тяжело, да и что они могут принести? Сильное чувство и желание быть рядом, обязательно должно найти себе оправдание. Она не хотела слушать себя, она не способна поступать правильно. Её желания всегда будут принадлежать одному человеку и не важно на сколько они нужны. Почему же чувства такие сладкие, что способны скрыть горькую правду? Неприятно. Но это единственное, что могло объяснить её поведение. Решать глупые головоломки, когда всё так просто и понятно было неверным решением. Кто-то мог увидеть больше, чем она желала показать — это будет непростительная ошибка.
В итоге, пусть этот Учиха делает первый шаг. В её силах лишь отправить его на верный путь. Их ситуация была похожа на игру: с одной стороны на любовную, а с другой на безразличную и холодную. Только лёд тоже способен обжигать.
В очередной раз он просил, чтобы она не мешала ему, не была преградой под его же ногами. Необходимая вещь? Карин чувствовала лишь это. Нащупав дрожащей от волнения рукой твёрдый холодный камень, она лишь прижалась к нему, молча разглядывая тёмные фигуры. Яркая вспышка в её глазах и она вновь поняла, что оказалась лишней. Он гордый и лишённый всяких чувств шиноби. Всё это было Карин хорошо знакомо, но почему каждый раз принимать во внимание этот факт было чем-то новым и непредсказуемым? Сейчас она скорее думала лишь о собственной безопасности, а Саске справится. Он же совсем не маленький мальчик, хотя, если с ним что-то случится... Не самый лучший вариант для рассуждений. И где же чёртовая помощь, которая сейчас так необходима? Эта организация не переставала удивлять своей жестокостью. Да пусть уже эти Акацуки уничтожат друг друга, но с Учихи не должен упасть ни один волосок! Вот только это не было похоже на имитацию сражения. Кто-то должен был всё это прекратить, оставить желание на победу. Но кто же из этих личностей на такое согласится? Гордые мужланы!
Она всё ещё не могла ничего ответить. Не трудно понять, что все её слова окажутся лишены всякого смысла. Чувства не приносят никакой радости, если не становятся взаимными. У них есть удивительная особенность пронзать, но не убивать. И скорее, она предпочтёт второй вариант, потому что чувствовать однотипную боль уже невозможно. Между ними никогда не было ничего общего и никогда не будет. Но почему у Карин не получается видеть дальше немой пустоты? Одноразовые мечты, не могут сдерживать её. Слишком часто она представляет себя в образе беспомощной и ненужной личности, которую можно оставить при необходимости. Слишком страшно думать о будущем, слишком тяжело понимать единственный факт, способный разрушить всё. Открывать глаза становиться больно, её ничего не связывает с чувствами, которые она так бережно пытается сохранить.

Когда в сердце не остаётся места, значит оно кому-то принадлежит. Пытаться избавиться от этого невозможно, если жить под зависимостью мечты. Разбив источник любви на тысячи огней можно, но почему же кажется что впереди ожидает одиночество?

+1

17

"Мне нет дела. Своя цель". Подрывник мысленно передразнил Учиху, при этом презрительно фыркнув. Да кто он вообще такой, черт возьми! Каждое слово, каждое движение, холодное безразличие ко всему, самодовольное выражение лица  - все это раздражало Дейдару. Тот всегда полыхал яростью на каждого представителя ненавистного клана, но этот щенок злил его в отдельности. Сейчас хотелось уничтожить, стереть с лица земли и навсегда забыть об этих ледяных, краво-красных глазах, что никак не дают покоя. Дейдара искренне ненавидел Учиху младшего и всей душой желал ему смерти. И был готов ее устроить. Сейчас он уже не думал о сохранности логова, он был готов стереть в порошок все, что находится в радиусе его взрыва.  Руки шмыгнули в сумки, рты старательно пережевывает глину, готовили партию новых бомб. Но нет, зачем мелочится и расходовать чакру на пустяки? Этот мальчишка силен и подрывник был вынужден это признать. Чакра уровня С3 уже пропитала глину и художник, легкими движениями рук превратил ее в статуэтку: странное крылатое существо, чем-то напоминающие привидений. Подрывник сейчас просто обезумел, но, к счастью рядом по прежнему был его напарник.
Дейдара, угомонись.
Какие-бы разногласия не были с Сасори, Дейдара всегда ценил уважал своего напарника. В какой то степени.  Может, именно поэтому, на данный момент решил прислушаться и кинул глиняную бомбочку обратно в сумку. Она пригодится позже, а пока, бой с Учихой придется отложить. 
- Как скажите, Сасори-но-Данна.  И еще мне кажется, что обстановку с хвостатыми лучше уточнить у лидера-самы, - сказал Дейдара, хотя тут же пожалел об этом. Он вот так вот просто отпустил свой шанс доказать господину Сасори все прелесть взрыва. Да и более того, упустил возможность уничтожить того, кого он так ненавидит, но это уэе вопрос времени.
  - Что-ж, Учиха Саске. Сойдемся в другой раз, сейчас появились дела поважнее.
Вве теме-же ловкими движениями рук, блондин застегнул плащ и накинул на голову отброшенную соломенную шляпу. Когда нибудь, он сможет окончательно уничтожить обладателей так-ненавистного додзюцу, но увы, не сейчас. Всему свое время... Всему свое...

Отредактировано Deidara (2013-07-02 12:39:12)

0

18

Странная ситуация. Этот длинноволосый блондин в черном плаще с узорами в виде красных облаков какой-то неопределенный. Сначала явно хотел устроить грандиозное сражение, а спустя несколько минут он и его напарник уходят. Как это понимать? Саске было все равно. Напротив, наследник клана Учиха явно не горел желанием сражаться, ибо он не восстановился после встречи со своим братом, которая, как всем известно, развернулась битвой и победой младшего Учиха. Хотя с другой стороны, этот наглый подрывник был слишком болтлив, что за маленький отрезок времени жутко надоел Саске. Впрочем, основной целью для молодого шиноби сейчас является селение скрытого Листа, поэтому он не хотел останавливаться на членов "Акацуки".

- Что-ж, Учиха Саске. Сойдемся в другой раз, сейчас появились дела поважнее.

Произнес светловолосый член "Акацуки". Противный голос, да еще и с такой уверенностью, только лишь еще больше разжигала злость внутри Саске. Он не знал основных мотивов "Рассвета", а именно то, что они вылавливают хвостатых. Именно поэтому ненавистный взгляд медленно перетекал в задумчивый, хотя Саске пытался скрыть это. Хотя в любом случае, Наруто сейчас в меньшей степени интересовал Учиху, нежели чем сама Коноха. Молодого ниндзя даже не интересовало чему научился Наруто, изменился ли он? Нет, прежней связи больше не было. Саске сам этого хотел и видимо он этого добился. Правда только лишь со своей стороны.

И это все? Не смотря на то, что я все еще ощущаю боли, после битвы с Итачи, я был бы не против небольшой разминки перед встречей с шиноби скрытого Листа. Тем более, я бы хотел попробовать то, что оставил мне Итачи, а эта битва могла быть отличным поводом показать всю силу моих глаз. Что же... Получается, что селение скрытого Листа будет первым в списке тех, кто ощутил всю мощь моих новых, заготовленных сюрпризов.

Кроме того, как показать и самому попробовать свои новые техники, у Саске почти не было других мыслей. Его не интересовало с какой целью этот "блондин" из "Акацуки" хочет сразится с ним. Ему было глубоко наплевать. Он желал лишь опробовать новую силу своих глаз и наконец уже сровнять с землей свое родное селение. По поводу последнего его даже совесть не мучила. Ему, впрочем как и всегда, было все равно. Он всегда ставил себе цели и всегда их достигал. Он не оглядывался по сторонам, а назад тем более. Ему была важна сама месть и он принимал любые меры, чтобы свершить ее. Он использовал всех и все, чтобы достичь чего-то. Это черта настоящего мстителя. Он не связывал себя ни с кем никакими узами, потому что знал, что это лишь притормозит его. Ему даже было так лучше. Он не страдал от одиночества, ведь у него была ненависть внутри него, которая за все эти годы стала его лучшим другом.

Итак, это быстро закончилось. Теперь пора выдвигаться на скрытый Лист. И еще, куда делся Суйгетсу и Джуго? Чтобы то ни было, их нужно найти.

0


Вы здесь » Naruto: Sunset of Hope » Игровой раздел » Когда творишь лишь для сегодня, то вечных почестей не жди


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC